Блог русской жены индийского мужа. Наша жизнь в Индии, России и путешествиях.

80-й День Рождения Далай Ламы – великого Гуру буддизма.

Во время летних гималайских каникул, освоившись в нашем новом временном доме в Дарамкоте, мы отправились в Маклеод-Гандж для более подробного знакомства с тибетской культурой. Ничто не предвещало, какая удача нас ждет.

Девушка в праздничном тибетском образе.

По сравнению с прошлым посещением в 2011 году, на улицах было на удивление много монахов и людей в национальной тибетской одежде.

 

Улицы Маклеод-Ганджа

Женщина в тибетском образе.

Даже европейки нарядились соответствующе.

Дарамсала, Маклеод-Гандж. Иностранцы в тибетской национальной одежде.

Женщины вели с собой детей.

Мать и сын

Мать и дочь

Девочка с семьей

Мать и сын

Все спешили в сторону главного храмового комплекса — Цуглагкханг.

Монастырь комплекса Цуглагкханг

У входа в него мы обнаружили целую толпу.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Повсюду валялись цветы, люди улыбались, из громкоговорителей слышались песни и речи на непонятном языке.

То тут, то там мелькали какие-то организаторы с брошюрами и бейджами.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Мы долго не могли сообразить, в чем дело. Вход в храм был закрыт, перед ним – охрана и металлоискатели. «Уж не Далай-Лама ли тут?» — подумали мы, но долго не могли поверить в такую удачу. Пока я сидела рядом с дремлющей тибетской старушкой,

Тибетская старушка

муж собрал информацию и вернулся очень одушевленным. Оказывается, мы, неучи, ничего не читаем и не знаем. У Далай-Ламы сегодня – День Рождения, 80-й! Для всех тибетцев это огромный праздник – он для них больше, чем отец. И для буддистов – он для них бог. И для индийцев – он для них один из величайших гуру – учитель. В честь такого события был устроен грандиозный праздник. Вот это мы удачно зашли!

В гости к Далай-Ламе съехались его друзья, всякие важные буддистские персоны, иностранные гости, делегации от университетов разных стран. Все были там, внутри, а мы тут, снаружи. Так как желающих очень много, пускают партиями. Мы стойко прождали 2 часа до следующего захода. Пропустили всю официальную программу поздравлений и творческие подарки в виде танцев и песен.

Никаких пропусков и ограничений нет – только сдать фотоаппараты и телефоны в камеру хранения – и ты внутри. Я была очень расстроена, что ни одного кадра сделать не удалось. Этой привилегии удостоились лишь немногие.

Дарамсала, Маклеод-Гандж. Монах с камерой.

На платформе не далеко от главного храма комплекса располагался сам Далай-Лама и почетные гости. На верхних балконах расселись буддистские монахи. Основная часть площади была разделена на 2 половины с дорожкой посередине. Слева – простые тибетцы, справа – студенты разных стран. Индусов было крайне мало. Я долго приходила в себя и бестолково крутила головой, не понимая сути происходящего. Разглядывала плакаты с изображением Далай-Ламы, и вдруг заметила, что он чем-то похож на человека, вещающего в микрофон. Даже представить не могла, что увижу его вживую! На лекциях в наше прошлое посещение он находился очень далеко и был скрыт в целях безопасности. А сейчас вот так стоит перед толпой, улыбается, шутит. Далай-Лама произносил речь, а я смотрела на него в отупении и совершенно не понимала, о чем он говорит. Неожиданно все захлопали, зазвучала красивая тибетская музыка, и начали разносить угощение – освященный просад. Посмотрев на огромную толпу, мы подумали, на всех точно не хватит. Но все было организовано с большим размахом. Организаторы разносили упакованные коробки с полноценным обедом, раздавали манго, яблоки, йогурты, минеральную воду.

Изображение Далай Ламы на стене

Получилось, мы успели захватить только самый конец – речь Далай Ламы и обед. Вместе с толпой счастливых тибетцев и монахов пришлось отправляться на улицу.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Дарамсала, Маклеод-Гандж.

Буддистские монахи

Монахи

На следующий день рано с утра решили сделать то, что не удалось в прошлый раз. Посетить и пофоткать храм и двор монастыря – тот самый, что был обустроен под зрительный зал. Ожидали увидеть монастырь пустым и спокойным. Но атмосфера странно напоминала вчерашний день. Оказывается, празднования проходят 2 дня, и мы снова случайно оказались в нужном месте! Ну почему же хлопали вчера ушами и ничего не разузнали?

В этот раз нам удалось пробраться прямо на ковровую дорожку перед сценой. Лучшее возможное место! Все попытки воровски пронести телефон для съемки не удались, поэтому оставалось лишь расслабиться и наслаждаться происходящим. Как и вчера, на левой стороне площади располагались тибетцы или просто северные гималайские индийцы – все в ярких национальных одеждах, а справа – студенческие делегации. На ковровой дорожке разрешили разместиться лишь небольшой группе – паре десяткам человек, для нас проскочить туда было большой удачей. Мы оказались во втором ряду, рядом с тибетскими старушками, прямо за охранником в штатском и женщинами с ребенком, который от нечего делать дергал меня за руки и за ноги.

Далай Лама сидел на троне, а важные гости вокруг него. На их столах высились груды угощений. Особенно мне понравились высокие витиеватые караваи. Повсюды были гирлянды из цветов, плакаты. Мы попали на выступление тибетского артиста или писателя, который смешным напевом читал стихи, делая периодически паузы, во время которых толпа хохотала или рукоплескала. Потом дивным голосом пела девушка. Так красиво и с чувством, что хотелось плакать. Мне показалось, что Далай Лама тоже вытирает глаза. Песня была о родном Тибете, которого он уже никогда не увидит. Градус настроения сменили танцоры – парни в смешных шапках и яркие девушки. Люди продолжали говорить, петь, танцевать, получать за выступление хадак – ритуальный тибетский шарф. Почему-то я переживала за Далай Ламу. Он казался таким стареньким. Устал, наверное, за два дня от такого количества людей, речей, необходимости быть внимательным к каждому. С другой стороны, это было его время. Все вокруг было посвящено ему — вся радость, улыбки и счастливые лица людей. А это дорогого стоит.

В конце Далай Лама снова вышел с благодарственной и наставительной речью. Как всегда, про мир, доброту, ненасилие. Он оказался буквально в паре десятков метров от меня. Улыбающийся буддистский монах в неожиданном покрывале типа пончо. С очень добрыми глазами, смотрящими с теплотой, любовью и спокойствием. Я не буддист, но нахождение в непосредственной близости от величайшего гуру произвело на меня глубокое впечатление. Впечатление счастья, восторга, благоговейного уважения.

Затем всем снова раздали обед и праздник подошел к концу. Пока мы доедали десерт, охрана засуетились. Сидящих на дорожке разогнали на ее края. Агенты в штатском начали бегать туда-сюда и вглядываться в лица. Возле некоторых людей они задерживались. Оценивали настроения в толпе и вероятность угрозы. Убедившись с помощью своих психологических приемов, что опасности нет, спец-агенты дали знак, что знать может выходить. По дорожке, прямо в полуметре от меня, потянулась вереница знатнейших монахов, высокопоставленных чиновников, родственников Гуру-джи. Возле некоторых знатных монахов бежали помощники, закрывая их руками, чтобы гости не касались даже их одеяния. Я думаю, это связано не с пренебрежением к простому люду, а скорее с какими-то духовными практиками или ступенями, на которых монахи находились. Многие несли одинаковые чемоданчики и коробки – с подарками. Наконец, подошел черед Гуру-джи. Он шел, махал руками и улыбался. Хотелось потрогать его – так близко он был – но я не стала недооценивать профессионализм охраны – стрельнут еще усыпляющим дротиком, как только дернусь.

После ухода Гуру-джи стали расходиться и остальные гости. Забрав в камере хранения фотоаппарат, я стала пытаться хоть как-то наверстать упущенное, фотографируя идущих мимо тибетцев.

Женщина в тибетской национальной одежде.

Тибетская девушка

Буддистские монахи

Уже на середине обратной дороги из монастыря, на улице вдруг началось оживления. Народ освободил проезжую часть и выстроился по краям. Приближалось несколько машин. В одной из них я на прощание еще раз увидела Далай Ламу. Как обычно улыбающегося и машущего руками.

 

О других индийских праздниках:

Нетуристическое Джанмаштами — День Рождения Кришны

Калейдоскоп осенних индийских праздников запущен. Ракшабандхан. Фестиваль братьев и сестер по-бхунделкхандски.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *