Блог русской жены индийского мужа. Наша жизнь в Индии, России и путешествиях.

По дороге вокруг Аннапурны. Взгляд на жизнь и на себя с изнанки. Один глоток свободы. Дневник. День первый. Точка отсчета. 2 голоса.

0_ea4b3_86fa1578_orig

Наконец дошли руки, и я начинаю выкладывать мой любимый рассказ-отчет и нашем самом интересном приключении — треккинге в Гималаях, в Непале. Это 3-х недельное путешествие мне запомнилось даже больше, чем много месяцев жизни в Кхаджурахо. Новый мир, новый стиль жизни, испытание своих сил, пересмотр ценностей, море позитивных эмоций, прорывающихся через физические страдания-мучения дохлого клерка в горах. Всего в рассказе 14 глав, буду выкладывать постепенно.

Непал

Раз-два-три-четыре. Раз-два-три-четыре. Вдох-вдох, выдох-выдох. Выдох-выдох, вдох-вдох. Ноги медленно отсчитывают шаги по улицам Тамеля – места обитания треккеров, хиппи и путешественников, оказавшихся в столице Непала, Катманду. Я учусь дышать по-новому. Когда на ногах непривычные треккинговые ботинки. Когда плечи оттягивает  рюкзак, в руках еще 2 пакета, а на шее фотоаппарат. Когда внутри спорят 2 голоса. Голос страха  говорит тебе: «И куда тебя несет! Ты же никогда не ходила даже в небольшой поход! Ты еще не вышла из Тамеля, а плечи уже ноют, и спине тяжело. Как ты будешь идти по 8 часов в день? Кто будет нести твой рюкзак, когда ты развалишься? Ты же не переносишь холод! Как ты пройдешь перевал Торонг Ла в 5416 метров с давлением 90/60, 50-ю киллограммами веса и нулевой спортивной подготовкой? Что ты будешь делать, когда твой муж, житель жарких равнин индийского штата Мадхья Прадеш, почти все время проспавший как медведь в свое пребывание в январской России, околеет в продуваемом всеми ветрами гест-хаусе уже где-нибудь на 4000 и откажется идти дальше?» Раз-два-три-четыре. Вдох-вдох, выдох-выдох. Легкие медленно привыкают к ритму и рюкзаку. Голос радости набирается смелости и робко вступает в беседу. «Зато мы увидим другой мир… Мы поднимемся в горы! Пройдем холмы, поросшие джунглями, будем купаться в водопадах и пробираться через кукурузные поля, а потом – хвойные леса, а потом — маленькие хвойные леса. Леса сменятся на лишайники, а мы станем сильными и смелыми!»  Голос радости захлебывается от восторга. Его слова отражаются на моем лице быстрым мимическим диафильмом, и Анджул, спокойно и обреченно несущий рядом свой рюкзак, в 2 раза больший, чем мой, с интересом всматривается в эту игру. «Через 5 дней ты будешь скакать как горная серна. Мышцы нальются силой, лицо покроется привлекательным загаром, и, может быть, даже уберутся с живота и боков 2 лишних килограмма! Пропадут лишайники, вокруг только камни, а потом придет снег. Много снега и льда. И лавины. И ты просвятишься. Ты будешь созерцать красоту мира. Ты будешь, сурово сжав губы и сузив глаза от ветра, смотреть на снега как Морис Эрцог. Ты будешь ужинать дал-батом, запивать его тибетским чаем с молоком яка и греть руки у печки-буржуйки длинными холодными вечерами. Ты будешь размышлять, и жизнь твоя станет осмысленной и чистой, как у буддийского ламы!»

«5416 метров, я смогу! Как лама! Ом мани падме хууум…» В порыве бормотала я уже вслух под вопросительными взглядами мужа, пока на меня недоуменно не обернулась группа китайских туристов, также спешащих к созерцанию и просветлению. Разница между нами была в том, что у них был портер, несший рюкзаки.

В голове было еще много аргументов, но – глаза боятся, а руки делают, и мы были уже на стоянке автобусов. 20 минут пешком из сердца Тамеля, и мы на улице, сплошь заставленной разноцветными и разнофирменными, но, по сути, одинаковыми, автобусами. Наш, оранжевенький, направлялся в Покхру, и должен был высадить нас в Думре – невразумительном городке примерно на полдороге до Покхры, от которого легко можно доехать до Бесисахара – стартовой точки трека вокруг Аннапурны. Был вариант доехать прямо до Бесисахара на локальном автобусе, либо взять такси. По соотношению, с одной стороны, отсутствия кур, коз, индийских поп-хитов про него и нее, остановок в каждой деревне и  худого кошелька — с другой, был выбран оптимальный вариант – оранжевый комфортабельный автобус до Думре, а дальше кусочек  уже в обнимку с курами. С первого взгляда автобус не показался мне особо комфортабельным, но, забегая вперед, скажу, что, попав в локал-бас, я быстро забрала свои слова обратно.

День туриста в Азии не может пройти без скандала. Конечно же, нас сажают не на обещанные места в первой половине ряда за водителем, а пытаются устроить на предпоследние качающиеся ряды той стороны, которая будет рядом с пропастью. Но они еще не знали, как я боюсь ехать над пропастями, и на что готова ради того, чтобы отодвинуться на полтора метра подальше. Через 5 минут многократного тыканья бумажки с номерами мест кондуктору в нос, улыбок, подмигиваний, жалоб, угроз и криков, чинный непальский дядя с портфелем был выпровожен кондуктором с нужной нам стороны. (Прости дядя, не виноватая я, это твои сограждане лукавят при продаже билетов. Мне прогнать тебя стыдно сильно-сильно, но еще сильнее хочется на твое место)

Любимый уличный масала-чай из грязного невзрачного стаканчика, как глоток свободы после стекла и бетона офиса, ноги в полосатых носках удобно располагаются на спинке кресла напротив, плеер поет rock’n’roll – ом  одним наушником мне, другим – мужу. В рюкзаках в багажном отделении ждут своего часа вещи, которые пришли в мою жизнь впервые: налобные фонарики, пенки для сидения, треккинговые носки, флисовые кофты-штаны-шапки-перчатки, бечевка. Я разворачиваю карту Аннапурны с видом заправского путешественника и, подпрыгивая от радости и предвкушения, пытаюсь найти Бесисахар и начать планировать наш дальнейший путь. Через 5 минут моего вглядывания, Анджул переворачивает карту в положение вниз ногами, и в его душу закрадываются сомнения. Он дипломатично спрашивает, уверена ли я, что нам не нужен гид. Какой гид! Я собрала море информации! Половину веса моего рюкзака занимают распечатки отчетов. У меня есть все, что нам нужно! Начиная от того, в каких гестах вкуснее дал-бат, и заканчивая тем, где лучше искать шалиграммы после Кагбени. У меня есть килограммовая аптечка и даже старое зимнее пальто. Мы купили местную сим-карту (которая перестала работать в первый день трека), а мой муж – индиец, который сможет объясняться с непальцами на хинди (а при желании вообще мог бы бесплатно есть дал-бат в каждом гест-хаусе, так как все принимали его за моего гида). У меня есть знания, а у мужа коммуникабельность. Мы сможем пройти трек одни, без всяких там гидов! Муж скромно краснеет от похвал его коммуникабельности, и я выигрываю спор.

Тем временем мы медленно движемся по Катманду. Непальцы едят и общаются, представители мирового сообщества в лице нас, двух японок в панамах и одной старушки-хиппи с дредами, рассматриваем пыльные улицы. Невысокие, почему-то очень узкие дома (из-за гор так строят?). Бесконечные лавки с туфлями, игрушками, чипсами и мясными тушками встроены внутрь домов. Они темные, какие-то закоптелые и создают впечатление арабских кварталов из старых фильмов. Повсюду провода. И пыль. Очень много пыли. Красавица в сари закрывает рот кончиком платка, бесконечные водители байков, кокетливые студентки в брючных костюмах со стильно закатанными рукавами и подведенными глазами, домохозяйки, клерки – не менее 50% прохожих носят на лице повязки. Многое напоминает Индию, но что-то не так. Наверное, слишком большой процент современно выглядящего народу. Где же индийские модники, носящие при подметании улиц и кручении педалей рикш брюки и рубашки? Не так много и девушек в сальвар-камизах. Глазу чаще попадаются спортивные варианты одежды, парни носят невообразимые-высокие-начесанные-крашенные прически, девушки – мини-юбки, шорты и каблуки. Даже более традиционные женщины в Непале любят красить губы яркой помадой, чего я не особо замечаю в Индии. Дизайн домов, некоторые вывески, ассортимент товаров, посуда дышат близостью Китая. Ну, а заваленные мусором тротуары и речки – близостью Индии J Аналог Москвы-сити здесь тоже имеется. Пока автобус продолжает собирать пассажиров по всему городу, успеваю рассмотреть пару торговых центров (со всей любовью к Непалу, не этим он силен), размах центров сравним с аналогичными в моем славном дачном городе Волоколамске. Успеваю прочитать H&M и Марк&Спенсер. Интересно, представлена ли в Катманду, например Сhanel? Наверняка должна быть, но гляда на эти улицы и торговый центр, очень сложно представить – где??

Впечатляет общественный парк в центре Катманду. Редкие московские бегуны и китайские цигунисты отдыхают. Десятки девушек занимаются йогой. Пары играют в бадминтон. Военные и их овчарки бегут, ползут, катаются. Кто-то скачет на лошадях (видимо, тоже военные). Несколько! футбольных команд. Баскетбольная игра. Не пойму, может быть, они все военные? Стройные ряды обнаженных мужских торсов отжимаются. Мы перестаем считать на тридцати и со стыдом вспоминаем наши 8 утра в выходной….

Минуем очередную речку-помойку,  на раз-два-три всем автобусом задержав дыхание, и покидаем столицу Непала – пыльный, но волшебный, атмосферный город Катманду. Дальше сплошные индийские картины. Дома, колонки, куры, мамы в сари умывают детей, старики курят на завалинке. Больше нет высоких домов, закрывающих вид, и горы двигаются, выползают друг из-за друга, исчезают в облаках и приседают за многочисленными поворотами, а потом вновь разгибаются, стряхивают с макушек облака, поворачивают к нам плечи, демонстрируя маленькие деревушки и квадратики полей. Песочные часы запускаются, и с каждой песчинкой частица моей души утекает, чтобы навсегда остаться в этих горах.

Остановка на «погулять» и легкий перекус вкусной, свежей трехкопеечной едой из бумажных тарелочек без ложек, но с зубочистками. Пытаясь наколоть на зубочистку нут, осторожно рассматриваю туристов из других автобусов. Компании веселой израильской молодежи, много красивых спортивных европейских девушек и парней, суровые опытные треккеры постарше, парочки в одинаковом свежекупленном тамельском норд-фейсе. У всех на рюкзаках закреплены красивые металлические бутылки для воды, огромные объективы репетируют перед важным завтрашним днем, а в глазах отражаются горы… Есть и русские туристы, едущие в Покхру – али-баба-штаны+ спирали в ушах,+растянутые майки+дреды либо короткие стрижки,+рубашки и+взгляд, говоривший с Кришной. Где перекус — там и завтрак-шведский стол. А для того, чтобы мы лучше уложили еду в наших треккинговых желудках, водитель начинает активнее крутить баранку, пролетая задним колесом над обрывами. Я читала отчеты про автобусные поездки, но не поверила. Я была в индийских Гималаях и обещала больше никогда-никогда, но забыла об этом. Сказать, что мне было страшно, это не сказать ничего. Но пока могу сказать одно: в этом путешествии мне будет страшнее. Гораздо страшнее.

Меня всегда удивляет, как быстро мой индийский муж попадает на развод. Кто-то умный писал, а я читала, что проще всего надурить хитрецов, так как им не приходит в голову, что их могут тоже дурить. Не успев ступить на землю Думре, мы сразу попадаем в цепкие лапы местной парочки – худого жилистого любителя плеваться каждые 5 секунд и толстого кривозубого коротышки. Они принимают нас под руки прямо со ступеней автобуса и начинают активно «помогать». Объясняют, что автобус придет именно сюда, к магазину, нужно сесть и ждать, 30 минут. Меня терзают смутные сомнения. Что автостанция явно через дорогу, мы сидим одни, а все пассажиры напротив, что никогда никого не нужно слушать в Азии, а на автостанциях особенно, никто просто так помогать заезжему туристу не будет. Но муж говорит, что он в Непале как рыба в воде, и мы послушно садимся под пекущим полуденным солнцем на какую-то ступеньку. В неспешной и непринужденной беседе новые друзья по капле вытягивают информацию и выясняют, что нам не нужен гид, портер, джип и норд-фейс, и быстро вспоминают, что автобус отправляется через 5 минут от станции через дорогу. В попытках убежать с нашими рюкзаками от не сдающегося, пытающегося получить маленький процент с наших автобусных билетов коротышки, прыгаем в первый попавшийся разваливающийся автобус, совершив ошибку номер 2: не проговорив все детали сделки до того, как рюкзаки намертво приматываются к крыше автобуса, а мы впихиваемся на сиденья на полтора человека и оказываемся заблокированными парой старушек с тюками, детьми, а также ящиком и колесом от авто. Через 5 минут выясняется, что автобус едет не до Бульбуле, а до Бесисахара и стоит в 2 раза дороже, чем было обронено как бы в сторону перед нашей посадкой. Непальские рупии почти в 2 раза дешевле индийских. Анджул сосредоточенно производит математические расчеты и решает не ввязываться в спор, а лучше поучаствовать немного в поднятии экономики дружественного Непала, для проформы упомянув кондуктору о его испорченной карме. Но здесь не Индия, кондуктор-буддист также не расположен к беседе, он невозмутимо медитирует в пространство, глубже заталкивая в карман заработанные на нас рупии.

Кондукторы и водители  в горах Непала – это отдельная история. Я думаю, у них есть школа по подготовке кондукторов. Как у нас для стюардесс. И требования к дресс-коду и прическе. Все, как на подбор – молодые мальчики. С модно окрашенными или безумно нагеленными прическами, в очковых джинсах, модных футболках, рэперских кепках или очках полицейского. Они ловко висят на подножке, на ходу совершают покупки в придорожных магазинах и церемонии в мини-храмах и запрыгивают обратно, с легкостью обезьяны и грацией кошки взбираются на крышу, отвязывают и привязывают багаж, пританцовывают под маст-хэв  автобусов — болливудские хиты и в свободное время ловко приобнимают девушек.

Поездку в автобусе Думре-Бесисахар я без тени сомнения помещаю в топ-5 самых страшных моментов моего путешествия в Непале. Наверное, потом я закалилась среди суровых испытаний, и многое воспринималось по-другому. Но в этот день я с точностью до слова вспомнила молитву, которой учила меня в детстве бабушка. Шутки в сторону. Я правда молилась, раз за разом, по кругу, чтобы получить какую-то помощь или хотя бы отпущение грехов. Я не помню, когда мне было на столько страшно! Автобус быстро набирал скорость на серпантине, не только регулярно подпрыгивая и смещаясь задними колесами, но и непрерывно и очень странно болтаясь по кругу, как будто он где-то посередине прикреплен к основе, но в целом кабина чувствует себя свободно и колышется, как желе, над колесами. Про скрежет, грохот, тучи пыли и дребезжащее окно, которое приходилось держать рукой, чтобы не оглохнуть, я молчу. По всей видимости, это тот самый автобус, который вез Мориса Эрцога к Аннапурне  в 1950м году. Осторожно произнесенные слова мужа, привыкшего ко всякому, о том, что в один прекрасный день этот водитель доиграется, так как он ведет не адекватно, явились красным сигналом к тому, что дело действительно дрянь, и парализовали меня вообще. И только зашедшая в одной деревне непальская девушка в мини-шортах, сапогах, кофте-сетке, кокетливой шапке, похожей на уменьшенную шапку милиционера, с леопардовой повязкой от пыли и  леопардовой сумкой, вывела шоком из шока меня (вот чего не ожидала от непальских деревень после Индии, того не ожидала), смутила мужа и чуть не привела 2х стильных кондукторов к падению с подножки прямо в пропасть.

Бесисахар вызвал у двух перспективных треккеров только одно желание – уехать  как можно скорее в сторону, более располагающую к началу путешествия. Впервые отмечаем пермиты и располагаемся на ступенях чек-поста. В любом случае, мы у Начала, и можно расслабиться, перестать организовывать, планировать и волноваться. Мы решили давно – пойдем, как пойдется. Где понравится – будем оставаться столько, сколько захотим. Станет нестерпимо плохо – пойдем назад. Сейчас уже можно. Можно усесться в пыли и вытянуть ноги. Можно объедаться вкусным арбузом и пить свежевыжатый сок, пока он есть. Можно рассматривать однообразные гесты и магазины с треккинговым обмундирование, расположенные на тусклой пыльной улице. Можно провожать глазами парочки, стартующие уже отсюда и медленно несущие свои рюкзаки по пыльной дороге путешественника. Вот так оно и начинается. Просто выходишь из автобуса и просто идешь по той же дороге. Просто идешь пешком. Мимо домов и магазинов, а за спиной рюкзак. Идешь далеко-далеко, и будешь идти завтра, послезавтра и много-много дней, в глубину гор. Я все еще не верю, что и я так пойду.

«Ну что, каков твой план?» — спрашивает муж. «Сейчас мы без проблем прыгнем в джип по заполнению, торговаться не придется, заплатим, как все, и с ветерком в съяндж!» Однако, судьба думала иначе. Никто и не думал заполнять джипы и ехать в Съяндж в этот день. Джипов 10, а пассажиров – я и муж.

С радостью замечаю, как у мужа, сначала философски воспринявшего мою идею тащиться в горы пешком вместо путешествия в одну из арабских стран, рассматриваемого вначале, начинают гореть глаза. Он разговаривает с одним треккером, другим, обменивается планами, обсуждает любимую Индию – большинство из них в ней были или планируют, пытается найти попутчиков в джип. Здесь мы встречаем замечательных чехов – Терезу и Дени, плотно вошедших в нашу жизнь вокруг Аннапурны. Они ведут себя очень осторожно и странно, когда Анджул предлагает объединиться и поехать вместе на джипе до Съянджа и торгуется на хинди. Позже мы вместе смеялись, когда ребята рассказывали, как приняли его за местного, пытающегося их надурить, а потом долго размышляли над природой наших взаимоотношений, когда они задавали вопросы мне, игнорируя его, а он упорно на них отвечал, а я молчала, так как он уже ответил. На тот момент контакт не пошел, больше желающих ехать на джипе не было, и мы все вчетвером погрузились в автобус до Нгади. Я было уже приготовилась к новой истерике, но муж серьезно и многозначительно изрек: «Если ты уже так боишься с первого дня, тебе не место на треке. Решай, не стоит ли нам повернуть назад сейчас. В Непале еще много красивых и безопасных мест.» После чего я замолчала и стала вырабатывать характер, стараясь глядеть куда угодно, но только не в окно и не на мужа, чтобы он не заметил безумия в моих глазах. Спасало то, что дорога была настолько плоха, что не позволяла автобусу разогнаться больше 20 километров в час, и с поездкой из Думре сравниться не могла. Правда, мои почки поменялись местом с печенью, желудок переехал в горло, а походка приобрела игривый подпрыгивающий стиль на весь вечер, но это уже мелочи.

Обгоняем, обдавая облаком пыли, ушедших час назад пеших треккеров, пересекаем речку и оказываемся в Бульбуле. Вот это другое дело: природа, тишина, маленькие гесты. Я видела столько фотографий, читала столько отчетов, что возникает ощущение возвращения домой. Движемся дальше (и правильно делаем,  ребята, ночевавшие с живописным видом на реку, жаловались на серьезную комариную атаку). Наш план – проехать как можно дальше сегодня, поэтому, игнорируя попытки водителя автобуса высадить нас у знакомого геста перед Нгади, упрямо проезжаем до конечной остановки. Радостно выходим и видим это:

Бульбуле, треккинг вокруг Аннапурны. Непал

К счастью для непальцев и несчастью для перспективных треккеров, цивилизация все глубже и глубже проникает в сердце Гималаев…

Чехи в испуге движутся в обратную сторону, чтобы ночевать подальше от стройки (ну и от нас, чтобы мы не получили комиссию с их платы за ночлегJ), мы же спускаемся немного вниз от «остановки» и заходим в деревню со стороны реки. Через 3 минуты сталкиваемся с чехами лбами, так как на узкой улице в 3 дома расположены порядка пяти гестов, половина из которых – фулл. Выбираем из 2х тот, что посимпатичней и заселяемся. Люди настроены дружелюбно и спокойно, дети приходят пообщаться и пофотографироваться, никто не попрошайничает, хозяева гестов не пытаются переманивать клиентов и дают нам выбрать самим.

Подготовленная отчетами бывалых путешественников, бегу первой в непальский душ, расположенный в туалете во дворе, забыв сандалии и мыло, чтобы получить последнюю горячую воду. Это мой первый, но далеко не последний ледяной душ на треке. «Ну и бестолочь» — думает Тереза через 10 минут, стоя в шлепанцах  под теплой водой, полившейся при включении некой конструкции на стене, которую я не заметила в пылу азарта, и намыливаясь ароматным мылом.

Расположившись среди кур, выбираю в меню кашу и масала-чай на завтрак и первый дал-бат на ужин, поднимаюсь по деревянной скрипучей лестнице на второй этаж, смотрю в маленькое окошко на соседский деревянный дом, изучаю нехитрый вечерний быт людей, разглядываю картонные стены и щели в двери, вспоминаю российскую старую дачу у подруги.

Бульбуле. Треккинг вокруг Аннапурны. Непал.

Бульбуле. Треккинг вокруг Аннапурны. Непал.

Бульбуле. Треккинг вокруг Аннапурны. Непал.

Бульбуле. Треккинг вокруг Аннапурны. Непал.

Ужинаем за столом , расположенным в метре от деревенской улицы. Дал-бат и чай необычайно вкусны. В комнате и на улице очень тепло и комфортно. Сумерки медленно густеют и заполняют виднеющиеся горы, на которых высоко-высоко светятся огоньки деревень. Я размышляю, как  люди могут вообще подняться туда, по таким с виду крутым склонам, да еще и электричество организовать? Офисные проблемы, обычно не дающие мне спать, забиваются все дальше в уголки моей памяти, а песочные часы  продолжают свое размеренное движение.

Продолжение. День 2.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *